Справочная +375 17 287 10 01
+375 17 287 10 00
режим работы: 8.00 – 17.20

Регистратура +375 17 287 10 70
Заказ талонов
режим работы: 8.00 – 15.40 (ПН.-ПТ.)

e-mail: mail@oncology.by

Минский р-н, д. Боровляны
ул. Фрунзенская, д. 43
схема проезда

Прорывные проекты в медицине. Клеточная терапия.

В студии программы "Неделя" на СТВ Маргарита Досина, начальник отдела науки Минздрава, и Дмитрий Луцкович из РНПЦ детской онкологии поговорили о прорывных проектах в медицине.

Какие белорусские вакцины помогают лечить рак?

Ольга Коршун, СТВ:

Мы говорили о вакцинах, которые применяются (или могут применяться) ко всем людям, которые имеют желание. Но есть и специальные вакцины, в частности одна из таких вакцин против определенных видов рака разработана в РНПЦ детской онкологии. Для тех пациентов, которые резистентны к обычным способам лечения.

Дмитрий Луцкович, научный сотрудник лаборатории генетических биотехнологий РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии:

Не совсем так, я расскажу более подробно. Мы разработали в центре детской онкологии вакцину, направленную против нейробластомы. Это одна из самых распространенных экстракраниальных солидных опухолей у детей. Дети подразделяются на несколько категорий по поражению нейробластомой. И группы низкого риска и промежуточного достаточно хорошо лечатся по стандартным протоколам лечения. И они достигают стопроцентной пятилетней выживаемости. Но всегда остается риск развития рецидивов. И данная вакцина предназначена для того, чтобы ее пациенту давать, когда он находится в клинической ремиссии. Для того, чтобы предотвратить возможность развития рецидива.

Как клеточная терапия помогает бороться с онкологическими заболеваниями?

Ольга Коршун:

Клеточная терапия хорошо себя зарекомендовала и в борьбе с онкологическими заболеваниями, правда?

Дмитрий Луцкович:

Да. На сегодняшний момент в центре детской онкологии мы уже на этапе внедрения карты клеточной терапии, направленной против острого лимфобластного лейкоза у детей. Что такое карта клеточной терапии? Это химерный антигенный рецептор, направленный на тотальное уничтожение опухолей. То есть это генномодифицированные лимфоциты собственные пациента.

Ольга Коршун:

То есть собственные клетки крови пациента?

Дмитрий Луцкович:

Собственные клетки пациента, которые генетически модифицируются и поступают обратно в организм пациента. И они тотально уничтожают опухоль.

Ольга Коршун:

То есть вы их учите убивать опухоль?

Дмитрий Луцкович:

Да, учим убивать опухоль.

Ольга Коршун:

За вашими проектами стоят жизни десятков людей. Что ждать в этом году?

Дмитрий Луцкович:

По крайней мере, что касаемо нашего центра, мы закончим уже доклинические испытания новой карты клеточной терапии, направленной именно против нейробластомы. Как я уже говорил, это очень тяжелая опухоль, которая достаточно тяжело поддается лечению. На сегодня таких мировых аналогов по созданию карты клеток именно против нейробластомы, против солидных опухолей не существует. Да, зарегистрированы какие-то клинические испытания по всему миру, но у них пока нет никаких значимых достижений. Возможно, к концу этого года мы закончим доклинику. И, возможно, к следующему году (или через полтора-два) перейдем к клиническим испытаниям данного препарата.