Справочная +375 17 287 10 01
режим работы: 8.00 – 17.30

Регистратура +375 17 287 10 70
режим работы: 8.00 – 15.40 (ПН.-ПТ.)

e-mail: mail@oncology.by

Минский р-н, д. Боровляны
ул. Фрунзенская, д. 43
схема проезда

  • Открытие уникальной лаборатории генетических биотехнологий в Центре детской онкологии, гематологии и иммунологии

Открытие уникальной лаборатории генетических биотехнологий в Центре детской онкологии, гематологии и иммунологии

К концу года у нас начнут применять уникальный метод лечения рака у детей.

Заведующий Александр Мелешко проводит нас в светлую, новую лабораторию генетических биотехнологий РНПЦ. Ее открыли сегодня, но еще до августа будут оснащать: перевозить оборудование из других лабораторий, закупать новое.

Даже не верится, что еще полгода назад здесь был старый, закрытый бассейн — а сейчас мы стоим в высокоспециализированной лаборатории.

В конце этого года здесь уже начнут применять новый метод лечения рака у детей — CAR-T-терапию. Его используют в случае, если стандартные методы: лучевая и химиотерапия, некоторые виды иммунной терапии — не помогли.

— Лейкеми излечивается в 90% случаев, но вот эти 10% — самое обидное. Почему из 100 детей 90 излечились, а десять — нет? Представьте себе мать, чей ребенок не вылечился. Именно для таких детей и предназначена CAR-T-терапия, — говорит Ольга Алейникова, главный научный сотрудник, научный руководитель РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии.

Профессор Алейникова была директором центра с 1996 года, но сейчас решила сконцентрироваться на науке. Клинику же с 1 июня 2019 года возглавила ее заместитель, профессор, доктор медицинских наук и ведущий детский онколог страны Наталья Конопля.

Наталья Евгеньевна отмечает, что CAR-T-терапия считается персонифицированным методом. Если объяснять простыми словами, суть такая. Допустим, есть ребенок, у которого рак. И обычные методы лечения ему не помогают, потому что иммунная система перестает распознавать и убивать опухолевые клетки. У ребенка берут другие клетки — Т-лимфоциты, — и перепрограммируют с помощью генной инженерии: учат распознавать опухолевые клетки. А потом вводят эти Т-лимфоциты обратно в организм ребенка — и они начинают там активно работать. Чтобы все это сделать, и нужна лаборатория с оборудованием, которую сегодня открыли.

Аналогов такого метода лечения в Беларуси нет. Единственное место на постсоветском пространстве, где еще есть такая лаборатория, — это Национальный медицинский исследовательский центр гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева в Москве. Ее там открыли два года назад.

В 2017 году метод CAR-T-терапии был доступен пациентам в Европе только в исследованиях, затем он получил одобрение многих организаций, и сейчас его могут назначать врачи.

— Американское общество клинических онкологов ежегодно проводит независимую экспертизу достижений в области клинических исследований. И в этом году CAR-T-терапия была признана лучшим научным достижением. Ее применили у пациентов с лейкозом и лимфомами в качестве не первичного лечения, — то есть в состоянии, которое не поддается традиционным методам лечения, — и эффект был у 80% пациентов, выжили из них — 50%. Это очень большие цифры, и это лечение применялось как третья-четвертая линия при многократных рецидивах, — говорит Наталья Конопля.